Где родился, там и пригодился

Татьяна Тришина
Татьяна Тришина
ком. директор компании "ТРИОН"

16 сентября 2022 г. в г. Сергиев Посад Московской области состоится торжественное мероприятие, посвященное открытию собственного производства российских источников питания компании «ТРИОН». Рассказать о подробностях этого начинания и поделиться настроением от перспективы реализации больших планов мы попросили управляющего партнера, коммерческого директора компании «ТРИОН» Татьяну Тришину.

Безусловно, отмеченное событие в отечественной светотехнической и электронной индустрии является крайне важным еще и потому, что может служить неким сакральным начинанием большого возвращения электронной промышленности в нашу страну. На наш взгляд, пример компании «ТРИОН» особен тем, что он опирается практически только на свои силы и средства и «тянет» за собой в наше отечество остальную электронную и цифровую инфраструктуру — производство компонентов, узлов и устройств для смежной промышленности, создавая для него рынок и формируя объемы потребления. Это позволит развиваться, локализоваться и вновь возрождаться и другим отраслям.
   Несколько слов о компании «ТРИОН» и предстоящем событии, ставшем поводом для дальнейшего разговора. «ТРИОН» — российский разработчик и производитель источников питания, блоков аварийного питания и компонентов для осветительных приборов, а также официальный дистрибьютор светодиодов и оптики. Компания располагает собственным конструкторским бюро, одно из подразделений которого специализируется исключительно на разработке цифровых продуктов и решений. Помимо наличия производственного кластера в Китае, в 2022 году «ТРИОН» локализует производство в Российской Федерации. Также «ТРИОН» является обладателем пяти патентов на блоки аварийного питания.
   Продукция нового предприятия — это первые в России цифровые источники питания для светодиодного освещения, разработанные с использованием отечественных микросхем. Уникальность продуктов заключается в их универсальности и простоте замены аналогичных изделий зарубежных производителей, которая обеспечивает независимость в развитии российских проектов освещения городских, промышленных, спортивных и социальных объектов.

— Вторичные источники питания для электронной аппаратуры — неотъемлемая, довольно популярная, практически самая давняя и поэтому достаточно исследованная и полная разнообразных разработок тематика в электронике. Однако и сейчас, в век цифровизации и высоких технологий, когда, казалось бы, все уже просчитано досконально, эти устройства продолжают совершенствоваться и вбирать в себя новые изобретения. Происходит это в среде специалистов высочайшей компетентности и истинных инженеров, для которых, в хорошем смысле, никогда ничего не работает хорошо, а поэтому всегда есть повод к улучшению. И если не делать акцент на острой необходимости импортозамещения, берясь за разработки в области устройств питания таких непростых приборов, как светодиодные светильники, и имея в виду вышесказанное, не было ли боязни, что, собственно, разрабатывать уже нечего — все велосипеды изобретены, поэтому и материальные и интеллектуальные вложения не оправдают ожиданий?

С одной стороны, безусловно, рынок источников питания для светотехники — это так называемый в терминах маркетинга «кровавый океан». Многое уже разработано, внедрено и выпускается серийно. Однако даже в такой конкурентной среде всегда можно найти уникальную нишу для позиционирования. Для «ТРИОНа» такой нишей с 2015 года были интегрированные источники питания с БАП, на которые мы получили несколько патентов. Весьма немаловажно и то, что эти разработки не остались только «на бумаге», они очень востребованы рынком, и объемы реализации продолжают вдохновлять нас на новые исследования этой области.
   С другой стороны, рынок осветительных приборов и установок очень чувствителен как к надежности источника питания, так и к цене реализации. И вот именно здесь и скрывается огромный потенциал для непрерывного научно-технического совершенствования: сконструировать «идеальный драйвер» относительно несложно, но вот сделать его коммерчески успешным без потери надежности — это уже настоящий вызов для целой команды разработчиков.

— Продукция компании «ТРИОН» уже традиционно имеет разряд высококачественной и надежной. Причем очевидно, что такой статус этой продукции соответствующие комплектующие придают далеко не на 100%. Наверняка есть иной «секрет» — инженерный, принципиальный, творческий, скорее всего кроющийся в таком подходе к решению технической задачи, который обеспечивает приборы с маркой «ТРИОН» таким результатом, как и пресловутая «каша из топора», вкуснее которой нет на свете, и не потому что больше есть нечего?

Мне бы очень хотелось, чтобы такой секрет был... но, к сожалению, все крайне очевидно. Надежность и качество — это результат огромных усилий команды разработчиков и производственников, умноженный на инвестиции в материально-техническую базу для лабораторной верификации найденных решений. Причем по отдельности эти компоненты работать не будут: даже самый талантливый инженер не сможет создать серийное изделие «на коленке», при помощи карандаша и паяльника, ну а приборы без профессиональной команды — бесполезные железки.
   С другой стороны, меня всегда настораживают «оригинальные инновационные» конструкторские решения, продвигаемые новыми на рынке игроками, особенно если такие решения не сопровождаются полным пакетом протоколов сертификационных испытаний. В социологии существует научное определение такого метакогнитивного искажения — «эффект Даннинга — Крюгера», когда специалисты с низкой квалификацией принимают ошибочные решения, не осознавая этого в силу недостатка опыта, в то время как эксперты, наоборот, всегда склонны занижать уровень своих компетенций. Мы, наверное, сейчас находимся в самом начале пути осознания, как много нам еще предстоит изучить и сделать, чтобы стать достойными своих собственных ожиданий.
   Хотя, говоря вам, что секрета нет, я все-таки немного лукавлю. Есть один секрет, и его лучше всего проиллюстрировать примером из истории становления предпринимательства в Российской империи. В XIX–XX вв. богатейшими купцами и промышленниками в России были старообрядческие династии: Морозовы, Алексеевы, Мамонтовы, Кузнецовы, Рябушинские... Почему именно раскольники? Уже со времен правления Екатерины II гонения на старообрядцев прекратились, но за возможность сохранять веру отцов и дедов старообрядцы расплачивались подушными податями в двукратном размере, потому их называли «двоедаными». Двойная налоговая нагрузка вынуждала их трудиться в два раза больше, чем все остальные, поэтому в сказочных богатствах купцов-раскольников нет религиозного подтекста, только упорство и труд. Так и у нас, работа команды «ТРИОНа» начинается в восемь утра и заканчивается гораздо позже восьми вечера. Уходя домой, я часто вижу свет в кабинетах разработчиков и чувствую запах канифоли от паяльников. Наверное, это наш единственный секрет.

— И именно потому, что не все так просто с подходами и инженерной практикой, придающими уверенность в решении задач, возможность быстрой локализации для «ТРИОНА» скорее вопрос логистики и удобства, если можно так выразиться. И такой пример в нашей стране уже был, когда почти вся промышленность была эвакуирована за Урал: тогда никто не сомневался, что это лишь вынужденные территориальные изменения — само производство от них не зависит. Чем-то нынешняя ситуация напоминает ту, но сильно отличается тем, что теперь почти нет тех, кто умеет варить «кашу из топора» в любом месте... Как вы считаете, в разрезе этого рассуждения нынешняя локализация — это скорее высадка предприятий на целину или все же не все так печально?

Мне очень нравится параллель с трудовым героизмом наших дедов. Своим академическим образованием я обязана Новосибирску, бурный экономический и культурный рост которого связан именно с тем, что многие высококвалифицированные специалисты и деятели искусства после окончания войны решили остаться в Сибири, сформировав позднее знаменитую сибирскую научную школу.
   Сейчас ситуация сильно отличается. Во-первых, мы ведем настоящую «кадровую охоту» не только на инженеров, но и на квалифицированных технологов, мастеров, радиомонтажников. Более того, сам выбор локации для будущего завода обусловлен нашими внутренними исследованиями о доступности квалифицированного персонала. В Сергиевом Посаде находятся крупные предприятия ОПК: ФГУП «Электромеханический завод «Звезда», Загорский оптико-механический завод, а значит, есть и опытные производственные и управленческие кадры. Во-вторых, у нас практически нет станков российского производства, только оснастка. Все оборудование мы закупали за границей, поэтому сам факт его приобретения и доставки вылился в отдельную непростую задачу. Ну и наконец, нам, конечно, очень сильно пока не хватает кластеризации. Наше производство не может существовать само по себе, в вакууме. Нам постоянно нужны компоненты, оснастка, расходные материалы... именно эти связи между российскими предприятиями оказались разрушены засильем дешевого импорта, и их мы сейчас восстанавливаем практически «на живую нитку». Фактически мы не переносим существующие технологические процессы в новую географическую локацию, мы переписываем все с нуля, с учетом доступности компонентов, материалов, стоимости и специфики человеческих ресурсов, требований по безопасности и охране труда.
   Так что... да, высаживаемся на целину, но с опытными пахарями и таким же энтузиазмом, как у отцов и дедов наших.

— Это вопрос традиционный: какие есть творческие планы, понимая, что этот шаг с новым производством в России — шаг вперед?

Да, у нас огромные планы. Не только на эту площадку, но и на компанию в целом.
   Во-первых, мы не использовали кредитные средства для открытия производства. Все инвестиции были сделаны исключительно «из карманов» акционеров, поэтому, естественно, наша цель номер один — коммерческая окупаемость проекта и скорейший возврат частных инвестиций. Это накладывает на нас очень высокие требования по эффективности производства, продаж и маркетинга с первых дней открытия: ни дня простоя, минимум брака и выпуск максимально востребованной и ликвидной продукции.
   Во-вторых, мы нацелены на кратный рост. Корпус ЗОМЗа, в котором мы сейчас занимаем только часть площадей, располагает дополнительными возможностями для нашего расширения, и у нас уже есть предварительные договоренности с администрацией о последовательном увеличении занимаемых нашей компанией площадей. Мы видим растущие потребности светотехнического рынка в источниках питания, контроллерах, системах управления освещением и автоматизацией «умных» городов, а также мы видим потребность в источниках питания в других отраслях — электротехнике, медицине, информационных системах.
   В-третьих, мы беспрецедентно амбициозны. У нас есть план, как к 2027 году занять лидирующие позиции на рынке источников питания для светотехники в России, открытие производственной площадки и локализация производства — один из тактических шагов в реализации этого плана.

— Как вы считаете, открытие производства вторичных источников питания — это лишь первый шаг к локализации производств «ТРИОН», за которым последует развитие и расширение сферы производимой продукции? Ведь «ТРИОН» имеет серьезные наработки в области управления освещением и цифровизации светотехники. Последнее было широко представлено на Всероссийской светотехнической конференции в 2020–2022 годах.

Всероссийская светотехническая конференция дала совершенно неоценимый опыт. Возможность собрать всех гуру цифрового рынка, узнать об их достижениях и проблемах, поговорить об ожиданиях рынка, потребностях клиентов, которые мы можем решить, заручиться поддержкой интеграторов — мне сложно представить, чтобы такие профильные интеллектуальные ресурсы были сосредоточены где-либо еще. После каждой конференции мы вносили правки в стратегию развития, меняли векторы и переставляли приоритеты. Надеюсь, досрочная верификация стратегии и решения помогла нам избежать многих ошибок, совершаемых при выводе нового продукта. Именно поэтому мы перенесли полноценный релиз системы управления освещением на полгода и покажем ее только на официальном открытии производства 16 сентября.

— Если источники питания — это очевидная и незыблемая часть рынка, востребованная всегда и в перспективе, то с цифровыми технологиями пока у нас в стране не все системно. А скорее все не системно, поскольку единого пространства, концепции управления освещением нет, по всей видимости, формировать ее, задавать тренды — задача тех, кто занимается техническими средствами для ее реализации. И это должны быть такие участники, которые работают здесь, в России, поскольку и работать этой системе здесь. Что в этом направлении может планировать «ТРИОН» и как ему видятся дальнейшие шаги в развитии систем управления и цифровизации?

«Мы начинаем именно с «цифры». Источником питания очень сложно кого-то удивить, если этот драйвер не может сварить тебе кофе, поставить будильник и принести тапочки. А если серьезно, мы видим огромную потребность рынка в цифровых изделиях, которая оказалась фактически заблокирована в условиях введенного эмбарго. Нам недостаточно просто разработать и произвести источник питания с поддержкой цифрового протокола, мы выпускаем систему, которая также содержит master-устройства, аппаратное и прикладное программное обеспечение: консольное, десктопное, а также пользовательскую версию мобильного приложения.
   Далее начинается самое интересное — имея свою проприетарную систему, мы можем кастомизировать ее под каждого крупного корпоративного пользователя, не нарушая авторских прав и не расходуя ресурсы на бесконечные согласования с правообладателями систем.
   В вопросах трендов мы хотим идти за заказчиком: у нас есть возможность гибко реагировать на любые, даже самые неожиданные требования к системе. Кто знает, может быть, именно решение локальной проблемы конкретного пользователя подскажет нам идею, которая позднее станет трендом. По крайней мере с источниками питания мы проходили этот путь уже не один раз.

— Очевидно, что предприятие, занимающееся производством электронной техники, не может быть в отрыве от производителей элементной базы. Что об этом можно сказать сейчас, когда и в том секторе, таком важном для вас, — аналогичная ситуация, как вы когда-то говорили, подобно отхлынувшей при отливе воде, обнажившей характерный вид тех, кто купался во время прилива без какой-либо одежды вообще, но сверху выглядел как все купальщики? По всей видимости, на «купальниках» и «плавках» экономили многие...

Да, компонентная база — наша большая боль, но вместе с тем совместная работа с российскими и евразийскими производителями ЭКБ — это абсолютно неожиданный и очень позитивный опыт. Я даже не могла предположить, что нам, небольшой частной компании, только начинающей путь в русификации своей продукции, окажут поддержку такие гиганты полупроводниковой отрасли, как АО «Ангстрем», наши белорусские коллеги ОАО «Интеграл». Мы получаем все, что нам сейчас нужно: инженерную поддержку, образцы, отладочные устройства и самое главное — готовность поддержать серийный выпуск наших изделий! А ведь мы не Роскосмос, и не Росатом... В части применения российских и евразийских микросхем на данном этапе я полна оптимизма. Более того, мы завершили ОКР декодера цифрового сигнала на процессорах «Миландра», но пока немного забуксовали в коммерческих аспектах взаимодействия. К сожалению, на микросхемах оптимизм пока заканчивается... Серьезные трудности еще возникают с локализацией электролитических конденсаторов: наши требования по параметрам изделий пока не получается упаковать в габариты, приемлемые для источников питания, которые всячески стремятся к миниатюризации. Есть вопросы по моточным изделиям, которые мы начали решать с помощью «натурального хозяйства», то есть организовали свой участок намотки на той же площадке в Сергиевом Посаде. Пока этот участок обслуживает опытное производство и мелкосерийный выпуск продукции, но в ближайшем будущем мы планируем масштабировать его на серийный выпуск трансформаторов, индуктивностей, которые в больших объемах используются в наших изделиях, то есть мы намерены углублять технологические переделы, осуществляемые на нашем производстве, и максимально увеличивать российскую составляющую выпускаемой продукции, чтобы в ближайшей перспективе получить сертификат СТ-1 и войти в Реестр российских производителей электроники.
   Как коммерческий директор проекта, я прекрасно понимаю, что «натуральное хозяйство» хоть и красиво звучит с точки зрения технологического суверенитета, но вот с точки зрения экономики — это прыжок в каменный век. Так, следующим шагом можно самим печатные платы травить с помощью утюга и принтера. Но зачем? Нам нужна кооперация — надежные локальные партнеры, способные решать вопросы с моточными изделиями не только для нас, но и для всего рынка. Это будет другой масштаб и совсем другая стоимость на выходе.

— Как вы считаете, в дальнейшем, если многие другие последуют примеру локализации по-трионовски (а есть такие, которые уже это сделали), можно ли в обозримом будущем хотя бы приблизить обновленную и осовремененную отечественную электронную промышленность к уровню доперестроечных времен СССР?

Сейчас нам нужно как можно больше соратников, идущих вместе с нами по пути локализации. Вместе мы будем создавать прогнозируемый платежеспособный спрос на элементную базу, оснастку и прочие расходные материалы для производства. Нам необходимо формировать радиоэлектронные кластеры, предприятия которых будут создавать синергетический эффект друг для друга.
   Сможем ли мы достичь прежних высот? Да, но это будет очень непросто. И это даже не вопрос инвестиций и государственной поддержки, на мой взгляд, требуется серьезное частно-государственное партнерство, объединяющее возможности государства и мотивацию бизнеса. У нас на слуху много историй о неудачных инвестициях астрономических сумм, которые осели в чьих-то карманах, и истории эти становятся достоянием общественности, когда все уже выведено и потрачено, а результат не достигнут. Государственной поддержки заслуживают именно те проекты, которые уже смогли доказать свою успешность, пусть в меньшем масштабе на собственных ресурсах. Иначе говоря, деньги нужно давать тем, кто умеет их тратить.
   Первый опыт взаимодействия с корифеями радиоэлектронной индустрии вселил в меня уверенность, что мы, как отрасль и как индустрия, способны на многое. У нас еще остались специалисты советской школы, которые готовы делиться своим опытом, у нас есть талантливые молодые ребята, жадные до знаний и искренне болеющие за успех своего дела.
   Все мы сможем, только пахать придется 24/7, как старообрядцам...

— Ответ на вопрос, который вы хотели бы дать, но сам вопрос не был здесь задан.

Любое развитие, как правило, всегда результат извлечения уроков из предыдущего негативного опыта. На нашем пути тоже было немало провалов и неудач: мы выпускали откровенно слабые и неудачные изделия, мы допускали серьезные стратегические просчеты, а я, как руководитель, допускала много управленческих ошибок, после каждой из которых было нелегко прийти в себя и снова продолжать движение вперед.
   Ошибок будет еще много, но без них не бывает прогресса. Мы учимся исключительно на собственных граблях, увы. Но не ошибается лишь тот, кто ничего не делает, а накапливаемый опыт и компетенции позволяют нам с каждым годом сокращать количество неверно принятых решений и получать все большее удовлетворение от результатов своей работы.

— От лица нашего издания и всех его читателей искренне благодарю за интереснейший рассказ и считаю, что настроение, о котором мы спрашивали вначале, передано со всеми нюансами. Уверен, что оно пойдет в копилку общего, коллективного настроя на позитивное и успешное становление нашей отечественной электронной и светотехнической промышленности. Мы желаем компании «ТРИОН» успехов, процветания и новых остроумных и перспективных разработок.

Интервью подготовил Сергей Никифоров: опубликовано в журнале ПОЛУПРОВОДНИКОВАЯ СВЕТОТЕХНИКА 1/22

СПЕЦИАЛ ЭЛЕКТРОНИК

УНИВЕРСАЛ ПРИБОР