"Действуя широким фронтом, мы никого не догоним"

Andrey ZverevЗа последние 20 лет в российской электронике накопилось немалое число проблем, и ее отставание от мирового уровня, несмотря на многочисленные оптимистичные заявления официальных лиц, всё еще очень велико. О состоянии дел в отрасли и в одном из ведущих ее предприятий, на долю которого приходится до 80% выпуска микроэлектронной продукции страны, научному редактору еженедельника РС Week/RE Петру Чачину рассказал генеральный директор холдинговой компании “Российская электроника” ГК “Ростехнологии” Андрей Зверев.

— Какие основные тенденции развития мировой электроники вы могли бы отметить?

— Если говорить о производстве электронных компонентов, то почти все предприятия сосредоточены в Юго-Восточной Азии. Основная причина - дешевизна рабочих рук. Глобальным игроком здесь стала тайваньская компания TSMC (Taiwan Semiconductor Manufacturing Company). Ее доля - около 70%, что свидетельствует о концентрации производства. Через 10-15 лет будет достигнута минимальная технологически достижимая для кремниевых структур топология в 12 нм, после чего весь прогресс уйдет в другую сторону.

— Как выглядит отечественная электроника на фоне мировых достижений?

— Доля российской электроники составляет 0,3% от мирового объема выпуска. Мы пытаемся вписаться в сложившуюся картину рынка, но расширить эту долю очень сложно - требуются большие капиталовложения. Так, только один современный завод по производству чипов стоит от 2 млрд. долл. Нужно сосредоточиться на прорывных направлениях, таких как органика, нанотрубки. Использовать достижения нашей фундаментальной науки.
  Существует два типа микросхем - специального применения и те, что рассчитаны на гражданский рынок. Первые мы намерены развивать у себя. Будем покупать для этого новое оборудование в рамках федеральных целевых программ, которые ведет Министерство промышленности и торговли. Больших проблем я здесь не вижу, кроме себестоимости продукции.
  По электронным чипам и микропроцессорам для гражданского рынка мы отстали безнадежно: флагман нашей электроники завод “Ангстрем” производит микросхемы с топологией 500-250 нм, а мировой лидер TSMC серийно выпускает 32-нм чипы. Эту диспропорцию мы наверняка никогда не сможем преодолеть и, как мне кажется, этого делать и не надо.
  Сейчас предпринимаются две попытки сократить отставание: “Ангстрем-Т” планирует запустить линию 180-130 нм, а конкурирующий зеленоградский завод “Микрон” осваивает технологии 180 нм и - с помощью “Роснано” - 90 нм. Это при том, что в следующем году, я думаю, на Тайване начнут выпускать 24-нм чипы.
  К тому же и рентабельность производства в России станет не самой высокой: “Микрон” сможет производить 1500 кремниевых пластин в месяц, а на Тайване ежемесячный объем выпуска одной фабрики составляет 30 тыс. пластин. Золотые это будут пластины, золотое производство! Когда гонка идет за каждый цент, кто захочет покупать дороже, чем это стоит на Тайване?
  Стоит сказать и о других болевых точках российской электронной промышленности - о кадрах и морально устаревшем оборудовании. Всё оборудование было создано много лет назад. Износ основных фондов составляет 70-80%. К тому же утеряна такая важная составляющая, как производство средств производства: в России практически не выпускается оборудование для производства электронных компонентов. Все эти проблемы сегодня мешают нам развиваться.

— Какие важнейшие задачи стоят перед предприятиями отечественной электроники?

— Если говорить, например, о нашем холдинге, то первая такая задача - выжить, потом провести реструктуризацию, избавиться от дублирования, образовать крупные научно-производственные объединения, обеспечить выполнение оборонного заказа и увеличить выпуск гражданской продукции. Для этого надо пройти через три этапа: провести оценку того, что есть, разработать стратегию и выполнить намеченные мероприятия.
  Первый этап пройден, второй заканчивается - до конца года стратегия будет утверждена. Далее начнем ее осуществлять. Попытаемся наладить кооперацию и встроиться в цепочку отношений с потребителями. Через год мы организуем крупносерийное производство мощных светодиодов для освещения, наладим серийный выпуск кремниевых арсенид-галлиевых и нитрит-галлиевых СВЧ-транзисторов и микросхем - это то, куда смотрит весь мир. Это инвестиции в 20 млрд. руб.
  Плюс к этому надо использовать имеющийся задел по выпуску конечных изделий, например, у ЦНИИ “Циклон”, который является головным предприятием по тематике неохлаждаемых тепловизоров (систем технического зрения). Такие приборы позволяют без подсветки различать предметы в темноте: дальность обнаружения объектов - до 15 км при нулевой освещенности.

— Какие шаги на законодательном, налоговом, институциональном уровнях нужно предпринять для успешного развития электроники в стране?

— Все мои предложения сводятся к одному - пойти по китайскому пути, освободить предприятия электронной отрасли от всех налогов, предоставить им льготные кредиты, причем независимо от формы собственности, и уже потом требовать с них результатов. Может быть, стоит еще дать некоторые преференции госпредприятиям. Ведь наш крупный бизнес предпочитает в основном не инвестировать в НИОКР и зарабатывать здесь, а вкладывать деньги за рубежом.
  Государство не должно управлять экономикой напрямую, оно должно лишь создавать условия для развития и финансировать фундаментальную науку. Интересную программу софинансирования научных разработок вузов, например, придумали в Министерстве образования и науки Российской Федерации, когда они дают деньги из расчёта 80:20 бизнесу, а он на них должен заказывать работу научно-исследовательским отделам вузов и результаты исследований внедрять в массовое производство. Адресное финансирование и льготы должны быть, но нет необходимости всё забирать под себя и, как в славные советские времена, всем из центра руководить. До добра, как мы знаем, это не доводит.

— Какие технологии нужно в ближайшие годы привнести в отечественную электронику, чтобы поднять ее на мировой уровень?

— Ведущие западные компании (Intel, TSMC, ST Electronics и др.) ежегодно вкладывают несколько сотен миллиардов долларов в исследования и разработки. Готовы ли мы инвестировать такие же суммы? Однозначно - нет. Поэтому широким фронтом мы никого не догоним!
  Есть ниши - СВЧ, где у нас теоретические разработки находятся на мировом уровне, светодиоды, органическая электроника, нанотрубки, фотонные полупроводники, - которые будут определять будущее отрасли через 10-15 лет. Я полагаю, что нам надо сосредоточить свои усилия здесь, а не пытаться догнать поезд, который давно ушел! Надо думать о том, что получат наши дети и внуки.
  Я хорошо понимаю чиновников: через 10 лет они будут на пенсии или займут другое место, а отчитываться перед премьер-министром или президентом нужно сегодня. Поэтому возникает потребность в огромных проектах, которые можно “пощупать руками” уже завтра. Но, к сожалению, стратегических перспектив такие проекты не имеют.

— Выделяются ли средства на научные исследования?

— Основными источниками нашего финансирования являются Минпромторг и Минобрнауки РФ. Мы получаем деньги на исследования и разработки, гранты и т. д. Хотелось бы отметить низкую рентабельность оборонного заказа, связанную с малосерийным производством и необходимостью содержания большой линейки оборудования.
  К тому же сложилась практика очень позднего оформления оборонного заказа: перечень формируется в апреле, финансирование выделяется в мае-июне, а сдача продукции должна осуществляться в конце года. Предприятия вынуждены начинать производственный цикл в кредит и брать его на коммерческих условиях.
  Несмотря на то что в стране существует инфляция, тарифы на электроэнергию и газ растут, Министерство обороны очень жестко подходит к формированию цены. Оно потребовало в 2010 г. уменьшения цен на продукцию на 10-15%. Так что рентабельность оборонзаказа находится в пределах 2-3%. В таких условиях выкроить деньги на НИОКР самим не представляется возможным, дай бог штаны поддержать и залатать дыры в технологической базе.
  Мы не плачем и стараемся найти рыночные ниши, пытаемся увеличить долю гражданской продукции, востребованной рынком. Мы запустили программу развития крупносерийного прецизионного производства светодиодов и внедрения энергосберегающих систем освещения. Она реализуется на базе опытного производства НПО “Светлана” в С.-Петербурге. Это - единственное в стране предприятие, которое имеет полный технологический цикл выпуска светодиодных элементов, защищенный 80 патентами.
  Данная технология основана на российских изобретениях, в том числе и на тех, за которые академик Алфёров получил Нобелевскую премию. На этой базе мы должны создать светодиодную отрасль. Предприятия в Москве, Санкт-Петербурге и Томске будут поставлять готовую продукцию предприятиям “Ростехнологий”, которые начнут выпускать светильники.
  За пять лет предстоит заменить светотехническое оборудование на площади в 100 млн. кв. м. Объем данного рынка оценивается в 95 млрд. руб. Это позволит холдингу и “Ростехнологиям” заработать миллиарды рублей, которые они смогут вложить в свое развитие. Тем самым появится возможность сразу убить даже не двух, а трёх зайцев: обеспечить экономию электрической энергии (за пять лет на сумму 54,4 млрд. руб.), получить средства для перевооружения отрасли (в холдинге 25 НИИ) и привлечь на производство молодых специалистов.
  Здесь у нас полная поддержка, принята президентская программа “Новый свет”, в том числе благодаря усилиям нашим и Анатолия Чубайса, за что ему отдельное спасибо. Мы выбрали правильное решение - перескочить через этап люминесцентного освещения. Это будет масштабный проект, руководитель корпорации Сергей Чемезов доложил о нем президенту и премьер-министру, нас поддерживают.
  Надеюсь, что деньги будут выделены под разумные проценты. Кредитование промышленности должно отличаться от кредитования торговли. Минэкономразвития должно обратить на это внимание: где предприятие возьмет для проекта свои 50% средств (несколько десятков миллионов долларов)? Неужели в банке под 12% годовых? Ведь то, что приемлемо, скажем, для торговцев бананами, разорительно для промышленных предприятий! Во всем мире 2-3% годовых считается нормой.

— Кто является потребителем продукции “Российской электроники”?

— До 70% нашей продукции имеет военное применение, остальное - СВЧ-приборы, компоненты для электротехнического оборудования, аппаратуры связи, радиолокаторов. Сейчас начинаем производство светотехнической продукции; силовой электроникой тоже занимаемся. Рентгеновские трубки выпускаем, медицинские приборы. Мы и знаменитые “кремлевские таблетки” изготавливаем и т. д.
  Из конечной продукции я бы выделил два направления - диодное освещение и тепловизоры. Мы не лезем в ниши других предприятий радиотехнического профиля.
  Одним из крупнейших потребителей нашей продукции является “Российская корпорация средств связи” (РКСС), которая входит в состав госкорпорации “Ростехнологии”. РКСС - первая российская компания по производству и разработке доверенного телекоммуникационного оборудования. Производство ведется на предприятиях госкорпорации в тесном сотрудничестве с мировыми лидерами ИТ-индустрии. Основная задача компании - разработка и производство конкурентоспособных телекоммуникационных продуктов. В декабре прошлого года РКСС заключила соглашение с компанией Alcatel-Lucent о создании совместного предприятия Alcatel-Lucent RT для разработки, производства и продвижения на рынках России и других стран СНГ телекоммуникационного оборудования.

— Планирует ли ваш холдинг принять участие в работе иннограда в Сколкове?

— Идея создания наукограда в Сколкове интересна и заслуживает поддержки. Естественно, у нас есть свои определенные наработки, которые мы готовы там осуществить. Также есть и время, чтобы чуть-чуть изменить концепцию Сколкова, ведь развивать высокие технологии можно не только там, но и в сложившихся наукоградах, таких как Новосибирск, Томск и Зеленоград, где всё необходимое уже есть. Там сформировалось большое число малых внедренческих предприятий, которые могут быстро довести до ума свои разработки. Поэтому есть смысл средства и льготы давать не только в Сколкове, но и в других инновационных центрах. Пока что-то будет создаваться на новом месте, мы можем упустить развитие того, что уже существует. А потом может начаться ненужная конкуренция по перетягиванию специалистов. Но в целом идея очень хорошая, и мы готовы участвовать в ее осуществлении.

— Спасибо за беседу.

Интервью провел Петр Чачин
опубликовано в журнале PC WEEK/RE 21/10