Наши главные инструменты в бизнесе - компетентные специалисты и современные технологии 

См.также интервью: 2011 года | 2000 года

Леонид ЮнышевДля того чтобы реализовать свои конкурентные преимущества, нужно найти перспективную рыночную нишу, - гласит современная бизнес-мудрость. Руководство компании "Промэлектроника" воплощает эту истину на практике. Созданной десять лет назад в Екатеринбурге фирме удалось занять уникальную нишу на рынке уральского региона. Ключевое направление ее бизнеса - комплексное обеспечение предприятий электронными компонентами. Внимание к деталям - вот что отличает директора челябинского филиала компании "Промэлектроника" Леонида Юнышева. Можно сказать, что это профессиональная привычка. Ведь сотрудники компании, которую он возглавляют, знают бизнес многих челябинских компаний, что называется, изнутри. "Промэлектроника" обслуживает полторы тысячи предприятий в области, обеспечивая их производство тем необходимым, без чего оно не смогло бы работать - электронными деталями. Кроме того, "Промэлектроника" активно сотрудничает с местными конструкторскими бюро и исследовательскими лабораториями, обеспечивая материальное воплощение идей челябинских инженеров-изобретателей. О настоящем и будущем электронного бизнеса в Челябинской области рассказывает директор челябинского филиала компании "Промэлектроника" Леонид Юнышев.

—Леонид Викторович, как появилась компания "Промэлектроника"?

- В начале 90-х годов несколько выпускников и молодых преподавателей Свердловского института путей сообщения решили организовать бизнес по продаже радиодеталей. В то время этот товар пользовался просто бешеным спросом. Наколенная сборка компьютеров, создание всевозможных радиолюбительских конструкций стало почти массовым увлечением. Но наборы радиодеталей можно было купить разве что по почте. Крупные радиорынки работали только в Питере, Москве, Омске, Новосибирске. Специализированных магазинов, кроме советских "Радиотоваров", в городе не существовало. Но они не могли обеспечить необходимый ассортимент. Поэтому в 93-м году решено было создавать фирму. Ребята арендовали небольшое помещение в студенческом общежитии, привозили электронные компоненты из столицы и продавали электронщикам-любителям. Потом появились первые корпоративные заказы от предприятий. Уже в 97-м году "Промэлектроника" построили себе большой офис размером с сегодняшний супермаркет. Тогда это был самый крупный по величине магазин радиотоваров в России.

—А когда свердловчане заинтересовались челябинским рынком?

Вообще, это довольно длинная история. В том же 97-м году я, будучи тогда сотрудником челябинской компании "Паллада" вместе с ее директором Борисом Черновым побывал в Екатеринбурге - в магазине "Промэлектроника". Мы вернулись под впечатлением от увиденного и решили создавать аналогичный бизнес в Челябинске. Так появилась фирма "Паллада-микро". С "Промэлектроникой" мы поддерживали деловые, партнерские связи. И в 2000 году я получил предложение руководства компании возглавить отдел развития дилерской сети в Екатеринбурге. Проработал там год и объявил о своем желании вернуться обратно. Это был 2002 год. В это же время компания "Паллада" решила реструктурировать свой бизнес и продать направление, связанное с торговлей электронными компонентами. "Промэлектроника" выкупила небольшую фирму. И я возглавил челябинский филиал.

— На Челябинск были сделаны серьезные ставки?

Честно говоря, идея создать здесь филиал с самого начала выглядела довольно авантюрно. В качестве рынка сбыта электронных компонентов Челябинская область, которая всегда имела машиностроительную специфику, особого интереса для компании не представляла. По сравнению с такими регионами, как Москва, Новосибирск, Томск, Чебоксары, Ижевск, где сосредоточены самые крупные предприятия электронной промышленности, Челябинск выглядел очень бледно. Однако благодаря наличию уже действующего бизнеса "Паллады-микро" никаких административных барьеров для выхода на местный рынок не было. И мы решили рискнуть. Сейчас уже можно сказать, что эффект оправдал ожидания. Только за прошлый год мы увеличили обороты на 200%.

— Как получилось, что на первый взгляд убыточный проект превратился в успешный бизнес?

Сегодня компания "Промэлектроника" входит в пятерку крупнейших компаний России по продаже электронных компонентов. Я считаю, это стало возможным благодаря тому, что уже на начальном этапе были сделаны серьезные вложения в технологии, которые позволяют в разы увеличить производительность труда. Всего в компании работают 140 человек. При этом ее месячный оборот составляет порядка 2,5 миллионов долларов. Рентабельность этого бизнеса достаточно высока, но в том случае, если ты обладаешь соответствующими знаниями и можешь принимать продуманные решения. Начинать работать без серьезного программного обеспечения просто не имело смысла. К примеру, для того чтобы поддерживать на складе ассортимент в тридцать тысяч позиций, без грамотных программных решений не обойтись. Свердловской компанией, которая является разработчиком различных систем управления базами данных типа "business to business", для нас было создано уникальное программное обеспечение, в несколько раз лучше, чем его мировые аналоги. Эта программа позволяет грамотно управлять ассортиментом, следить за системой ценообразования и обеспечивать хорошую логистику. В прошлом году, при минимальных вложениях в рекламу, мы смогли существенно повысить товарооборот прежде всего за счет внимания к ассортименту, который в три-четыре раза вырос за последние шесть месяцев. Регулярно получая статистику продаж в Москве, Екатеринбурге, Санкт-Петербурге и анализируя спрос на все позиции, мы четко корректируем свою ассортиментную политику. Естественно, что любая компания челябинского происхождения, не имеющая таких данных, изначально проигрывает нам по нескольким пунктам.

— Благодаря такому привилегированному положению вы становитесь фактически монополистами в Челябинске?

Не совсем. Если сравнивать рынок электронных компонентов с другими сегментами, то с точки зрения возможностей сбыта он достаточно сложный и малоперспективный. Это вынуждает нас заниматься не только профильным направлением, но и вспомогательными - продажей электротехники, кабельной продукции. Здесь у нас достаточно конкурентов. Мы постоянно стараемся анализировать их, потому что понимаем - необходимо изучать не только рынок покупателей, но и продавцов. У нас в рабочей программе даже заложен такой параметр, как цена самого сильного конкурента на данную позицию.

— Проблема "серого" товара для вашего бизнеса актуальна?

Эти случаи единичны, потому что отсутствует рынок как таковой. Так называемые радиоярмарки, где чаще всего и торгуют "серыми" радиодеталями, с самого начала не представляли для нас серьезной бизнес-угрозы. Что может предложить частник на рынке? Разве что чемоданчик с деталями. Наши склады занимают тысячи квадратных метров. Кроме того, у них нет свежих каналов поставок. Мы же получаем новую качественную продукцию с заводской гарантией и по выгодным для потребителя ценам. Совсем другое дело - столичный рынок, где стихийная торговля приобрела иные масштабы. Здесь вам могут продать все что угодно. Существует масса небольших фирмочек, которые составляют недобросовестную конкуренцию любому крупному предприятию, ведущему легальный бизнес.

— А как насчет продукции китайского качества, она присутствует в вашем ассортименте?

Сегодня рынок, действительно, наводнен китайскими товарами самого разного назначения. Однако на этот счет существует некоторое заблуждение. Наш бизнес контролируют те страны, которые располагают какими-то реальными научными разработками - США, Европа, Япония. Китай. Любой европейский разработчик может выпустить опытную партию своих изделий. И если на потенциальных рынках это окажется востребованным, то Китай просто растиражирует это изобретение. Этим все пользуются. Но владельцы технологий находятся далеко не в Китае. Мы работаем в основном, с европейскими компаниями. Сейчас пытаемся налаживать связи с американскими производителями, в частности с корпорацией "National Semiconductor", которая является одной из крупнейших и старейших в Америке компаний по производству электронных компонентов. Она очень тесно сотрудничает с Министерством обороны США и имеет много интересных разработок. Целый ряд электронных бестселлеров, популярных во всем мире, разрабатывался именно под этим брендом. Сейчас мы ведем переговоры о том, чтобы стать официальными дистрибьюторами "National Semiconductor" в России. К слову, 18 марта в Челябинске "Промэлектроника" проводит технический семинар "Новейшие разработки "National Semiconductor" в области управления питанием, передачи данных и обработки сигналов". Для челябинского рынка это уникальное событие. Обычно семинары подобного уровня проводятся в Москве и Питере в рамках выставок "ЭкспоЭлектроника" и "ЧипЭкспо". Данный семинар ориентирован на инженеров и имеет прикладную направленность. Ни для кого не секрет, что отставание российской электронной промышленности от достижений этой отрасли в США составляет как минимум 20 лет. Мы надеемся на то, что проведение подобного семинара даст серьезный импульс развитию конструкторских бюро.

— Сейчас у вас есть какие-то эксклюзивные поставщики?

Мы являемся эксклюзивными представителями крупнейшей немецкой компании "Wieland" в России. Она занимают третье место в мире по производству электротехнической коммутации и имеет гигантские обороты. Мы занялись этим направлением почти что случайно. Но спустя два года его определили как одно из самых интересных и перспективных для нашей компании. Оказалось, что практически все металлургические заводы в области потребляют продукцию немцев. Одно из наиболее перспективных направлений "Wieland" - это системы промышленной автоматизации, начиная от автоматов уличного освещения и заканчивая управляющим устройством для прокатного стана. Кроме того, у компании есть также ряд интересных разработок в области строительства. К примеру, система "умный дом" - абсолютная новинка для челябинского рынка. Она позволяет централизованно из любого места в доме управлять всеми электрическими приборами, будь то обычная электрическая лампочка, телевизор, системы кондиционирования или охранная сигнализация. Думаю, что в самое ближайшее время эти разработки будут интересны для рынка элитной недвижимости. Но для того чтобы они стали востребованы в Челябинске, должен вырасти уровень жизни в целом. Так как владельцу квартиры или офиса эта система обойдется дороже, чем обычная розетка. Кроме того, челябинским строителям еще предстоит научиться применять подобные новшества. Сейчас наша задача - опробовать эту технологию на себе, показать местным компаниям, как она работает и постепенно начать продвигать ее на рынок.

— Кто в основном становится клиентами вашей компании?

В первую очередь мы изучаем потребности крупных и средних предприятий. Это частные исследовательские лаборатории, заводы. Будь то типография, металлургический завод или птицефабрика, все они являются нашими потенциальными потребителями. Сегодня клиентская база компании включает полторы тысячи организаций при двух тысячах производственных предприятий, официально зарегистрированных в области. Что касается розничного сектора, у него тоже есть определенные перспективы. Мы постоянно анализируем спрос, следим за ассортиментом. К примеру, одно из наиболее интересных направлений сегодня - это GPS-навигация. Специальные устройства GPS-навигаторы позволяют определять точное расположение объекта: система спутникового слежения позиционирует объект на карте устройства с точностью до десяти метров.

— Если говорить о России в целом, что собой представляет рынок промышленной электроники сегодня?

Дело в том, что, начиная с 60-х, годов российская наука находится, мягко говоря, в затруднительном положении. Ни один институт сегодня не располагает нормальной исследовательской базой. Вся отрасль держится исключительно на военных разработках. Те немногие виды продукции, которые выпускают отечественные заводы - ни что иное, как заказ оборонной промышленности. Так как большинство систем повышения эффективности вооружения базируются как раз на самых современных достижениях в области электроники. Поэтому военные разработки - одно из самых перспективных направлений развития электронного бизнеса в России. Что касается продукции гражданского назначения, то здесь наши образцы, как правило, оказываются неконкурентоспособными по сравнению с мировыми аналогами. Вообще, если вспомнить историю возникновения электроники в России, нынешнее состояние нашей электронной промышленности выглядит вполне предсказуемым. Она появилась в тот момент, когда потребовалось создать электронную систему для управления запуском ракеты в космос. Тогда привезли двух американских инженеров. Так появились первые НИИ, лаборатории, заводы. Не было только самого главного - научных разработок. Самим было не придумать - решили позаимствовать. Для этих целей в Киеве был создан специальный институт, который и занимался воспроизводством на родной земле иностранных разработок. В результате вся отечественная электроника строилась следующим образом. Как только американцы или японцы изобретали очередную микросхему, отечественные спецслужбы ее успешно заполучали, технология копировалась и запускалась в производство. Естественно, что процесс получался довольно долгим. Но собственные исследовательские лаборатории не работали. Поэтому, когда началась перестройка, многие заводы и институты начали испытывать серьезные трудности и успешно развалились.

— Та же участь постигла и некоторые челябинские НИИ?...

Ситуация складывалась следующим образом. Большинство грамотных инженеров, начитавшихся американских книжек и изучивших западные образцы, попросту уходили из институтов и организовывали собственный бизнес. В результате сегодня у нас на рынке в основном орудуют инженеры-одиночки. В Челябинске больше тридцати небольших частных исследовательских лабораторий. Это мелкие производства, но они востребованы на рынке и вполне рентабельны. Но большая часть проектов, которые они реализуют, абсолютно приземленные. Это очень прагматичные конструкции, рассчитанные на конкретного потребителя: охранные сигнализации, системы доступа, рекламно-информационные табло и другие. Но вряд ли кто-нибудь из них "полетит в космос". Это задача не одного инженера. Для того чтобы вести сложные разработки, необходим целый конструкторский коллектив, серьезный исследовательский центр.

— И как бы вы оценили перспективы развития электронного бизнеса в России?

Я бы сказал, что будущее бизнеса высоких технологий в России выглядит довольно туманным. Возможно, когда-то эти перспективы появятся, но не сейчас и не в ближайшие три года. На мой взгляд, одна из причин такой неопределенности - отсутствие внятной политики государства в отношении системы образования, которая не готовит специалистов для IT-отрасли. С таким подходом к педагогике можно готовить чемпионов по разгадыванию кроссвордов, но невозможно научить человека думать и решать конкретно поставленные задачи. И мы оцениваем эту систему образования как успешно действующую. В Штатах еще в 70-е годы задались данной проблемой. В качестве критерия оценки образовательной системы было взято количество патентов на душу населения. Сделав подсчеты, американцы схватились за голову. Согласно американскому законодательству, патент - это авторские права. Если они появляются, значит эффект от образовательной системы есть. Если их нет, значит, система не работает. Россия по данному показателю намного отстает от Японии, США и Европы и находится где-то по соседству с Индонезией.

— Как вы решаете кадровую проблему у себя в компании?

С самого начала мы для себя определились, что наши главные инструменты в бизнесе - это компетентные специалисты и современные системы автоматизации. При этом мы прекрасно понимаем, что существующая система образования не готовит кадры, которые нам необходимы. Поэтому мы заставляем людей учиться. За два года КПД сотрудника должен вырасти примерно в десять раз. Для этого ему необходимо изучить целый курс, прочитав несколько справочников общим объемом почти 3000 страниц. Для оценки знаний существует тестовая система контроля. При этом наша задача подготовить грамотного продавца, а не сделать из человека инженера-электронщика. По мере того, как растет профессиональный уровень сотрудника, увеличивается его доход. В прошлом году мы получили сертификат соответствия стандарту ISO/9001. Это мировой опыт постановки бизнес-процессов, который говорит следующее: неважно, каким бизнесом занимается фирма. Если на предприятии внедрена система менеджмента качества, этот бизнес будет процветать. Компания, выпускающая качественный продукт, обречена быть лидером на рынке. Мы стремимся к тому, чтобы тот бизнес-процесс, который существует в компании, был абсолютно прозрачен, контролируем и понятен для всех сотрудников.

— С одной стороны, управлять филиалом намного проще, с другой - такая система ограничивает творческую свободу. Вам никогда не хотелось уйти в свободное плавание, начав собственный бизнес?

Процесс укрупнения, интеграции бизнесов - это нормальный процесс, через который прошли все развитые страны. Другого пути нет. И я отношусь к этому абсолютно спокойно. Мощные сети захватывают рынки. Либо ты войдешь в систему, либо попросту перестанешь существовать. Причем это касается не только сотового бизнеса и ритейла, которые на виду у потребителя.

— Если следовать вашей логике, то в скором времени малый бизнес в принципе перестанет существовать…

Малый бизнес возможен, но только очень узких, специализированных сегментах. Но есть рынки, где он по определению невозможен. К примеру, сегодня открыть в миллионном городе небольшой магазинчик по соседству с крупным торговым оператором будет бессмысленной тратой денег. Попросту благодаря этому увеличивается производительность труда каждого сотрудника. Если увеличивается производительность труда, возрастает прибыль компании. А значит, растут зарплаты сотрудников. Арифметика проста.

— Леонид Викторович, вы получаете удовольствие от своей работы?

Я занялся электроникой в двенадцать лет. К окончанию школы у меня уже было собрано два компьютера, трансивер, и я совершенно свободно, на английском языке, общался через короткие волны с американцами, шведами, ирландцами. Мне это приносило удовольствие. В институте появилась новая страсть - программирование. Я написал около двух десятков программ, начиная от автоматизированного составления расписания занятий и заканчивая учетом материальных средств. Сегодня я получаю удовольствие от того, что двадцать человек заняты интересной работой, получают неплохую зарплату, имеют хорошие перспективы и возможности для профессионального роста. Мы являемся частью крупной успешной компании, которая интегрирована в мировую экономику. При этом я не вынашиваю наполеоновских планов. Достаточно того, что бизнес четко и отлажено работает. Семья и дом - вот мои настоящие приоритеты.

Интервью провела Антонина Сафонова для сайта Chel.ru